Кому нужен театр? Людям, которые ищут в нём просвещения. А ещё? Людям, которые хотят на нём заработать. «Заработать» можно две вещи: либо деньги, либо хороший имидж. Как не крути, а спонсоры если не получают первое, то второе им в любом случае обеспечено. Вот генеральными спонсорами Большого театра являются BMW, Nestle,Samsung и другие. Мариинского: Сбербанк, Газпром, МДМ банк и др.

Проблема зависимости театра от материальных вложений далеко не нова. Говорить о его самостоятельности не приходилось и в прошлом столетии. Один из великих русских фельетонистов Дорошевич, рассматривает проблему взаимосвязи искусство и его содержания. В фельетоне «Искусство на иждивении» 1902 г., Дорошевич рассуждает о Художественно-общедоступном театре (МХТ): «…кружок людей, страстно и фанатически преданных делу».

Секретом полишинеля Дорошевич называет связь театра и купечества: «Люди искусства, даже литературы, даже науки, – очень почтенные, далекие от всяких поползновений на чужой карман, – и те говорят:

   — Чтоб вам, батенька, какое-нибудь хорошее дело начать, – надо в Москве подходящего купца найти. На всякое хорошее дело в Москве свой купец найдется!»

Так и сейчас, на любую прибыльную деятельность найдётся свой спонсор. Что конечно нельзя однозначно осуждать. Яркий пример этому – период кризиса, в нашей стране, до сих пор он сохраняет свежие воспоминания о себе.

В это время начались отмены премьер. Так, Большой театр отменил «Отелло» в постановке француза Арно Бернара (опера Верди должна была стать самым дорогим за последние десятилетия спектаклем). Замораживалось, особенно в российской провинции, театральное строительство. Теряют спонсоров Авиньонский и Эдинбургский фестивали, на «Золотую маску» не смогли приехать приглашенные во внеконкурсную программу театры Латвии. Впрочем, спонсоры постарались поддержать «Золотую маску» на общем фоне дела шли неплохо.

В заключение своего фельетона, Дорошевич  напрямую говорит читателю: « [русскому искусству] Ему пора перестать быть чьей-либо прихотью или капризом, – оно стало общественной потребностью». По идеи это действительно то, что необходимо для развития культуры, то, что нельзя загнать в рамки. Но это по идеи, а по сути… По сути, спустя более ста лет наш театр и его актёры находятся в том же не завидном положении.

Да, государство выделяет из федерального бюджет средства для развития культуры, однако в 2012 году они решили сделать ставку на кино. Что же остаётся театру? Необходимость расширять свою аудиторию. А за счёт кого? Неискушённого зрителя. Движение театра идёт в сторону визуализации и коммерциализации. По мнению члена международной ассоциации театральных критиков ЮНЕСКО Нины Мазур, он приобретает все признаки формального зрелища, в котором зачастую отсутствует смысл, содержание, идея, или то, что воспитывает сердце и душу.

За примером далеко ходить не надо, краснодарский молодёжный театр, сколько лет уже там ставят одну и туже несчастную «Чайку» Чехова? Почему автор так назвал своё произведение, что хотел сказать? Угадывается смутно, зато над любовной линией постарались. Эта же участь настигла постановку «Отцы и дети»… Нигилизм? Кому он нужен, когда у нервно метающегося по сцене Базарова такая любовь?

Так уж получается, что самые примитивные чувства становятся главенствующими на сцене, потому что они понятны. И так после спектакля все покидают свои места, получив одно очко в шкале « Самообразование». Так же во многих постановках теперь делается ставка на зрение, а не на разум. Всё превращается в какое-то феерическое шоу, доходит до того, что актёрская игра блекнет на общем фоне декораций и спецэффектов.

Постепенно спонсоры получают место в листовках, программках, рекламе на радио: «Мол, такая-то фирма, выделила средства для реставрации здания филармонии…». Однако такими темпами не далёк день, когда
Хлестаков  сможет выйти на сцену в майке Сургутнефтепром!

Проблема коммерциализации активно обсуждается сейчас представителями театра и искусства, однако на кого возлагать надежды по её решению? Вопрос до сих пор открыт. Остаётся надеяться, что ответ найдется раньше, чем на сцене мы будем видеть тот же трэш, что и в сегодняшнем телевидении. Современное искусство, театральная среда не имеет свободы, собственных решений, она как кукла, за ниточки которой дёргает правительство, публика, спонсоры. Деньги формируют репертуар, под их дудку пляшут режиссеры, сценаристы, художники и актёры. Театр терпит фиаско в культурно-просветительской деятельности, зато удостаивается оваций в бизнесе.

Поделиться: