Нападающий санкт-петербургского «Зенита» Александр Кержаков в этом году выпустил свою вторую автобиографию под названием «Лучший». Издательский дом «Эксмо» предоставил Longread.info главу «Личная жизнь», в которой звезда футбола рассказывает о сложных взаимоотношениях с Екатериной Софроновой и о браке с Миланой Тюльпановой, дочерью члена Совета Федерации Вадима Тюльпанова.

Глава 10. «Личная жизнь».

Сожительство с Екатериной Софроновой считаю своей ошибкой. Эта история произошла в тот этап жизни, описанный выше, когда у меня перед глазами стояла пелена, и я нарисовал себе в воображении какие-то непонятные картины.

Екатерина Сафронова и Александр Кержаков
Екатерина Сафронова и Александр Кержаков

Я познакомился с Екатериной в ночном клубе. Она сказала, что замужем. На вопрос, почему она вообще ходит в ночной клуб, был ответ: «Муж в другом городе, и вообще, у меня с ним такие плохие отношения, что я собираюсь разводиться. Еще у меня есть дочка». Я говорю: «А дочка с кем сейчас?» — Она: «С бабушкой». Это был первый звонок: ну как можно знакомиться с девушкой для серьезных отношений в ночном клубе? Меня это не остановило.

В такой период жизни невозможно было завести семью или построить какие-то серьезные отношения. Невольным свидетелем моих ошибок в личной жизни стал мой сын Игорь, который сейчас живет с нами, и мы делаем все, чтобы он не ощущал никакой потери материнской любви.

Сейчас у Софроновой есть порядок ее встреч с сыном, и если она не находится в длительной ремиссии, если она не опасна, то под моим присмотром и под присмотром врача она может видеться с ребенком. Но Екатерина не придерживается этого порядка. Когда я уезжаю, мне иногда приходит сообщение: «Я хочу увидеть ребенка». Такое сообщение приходит раз в месяц.

Был момент, когда она закончила лечение, а через неделю-полторы у Игоря был день рождения. Я ей сказал, что она может просто сдать мочу, чтобы увидеть ребенка. Спросил: «Приедешь на день рождения?». Она: «Да, приеду». За три дня до праздника она звонит и говорит, что заболела, не успеет выздороветь ко дню рождения и не приедет.

Один раз было так: я приезжаю за ней, мы идем в аптеку, покупаем тесты, идем в торговый комплекс, и там я беру у нее анализ. Он оказывается положительным. Екатерина сразу начинает истерить, кричать, звонить своему адвокату и моему адвокату. Кричала: «Меня хотят лишить ребенка!». Я ответил: «Без проблем. Давай купим еще один тест. Я могу снять на видео тот момент, когда ты будешь его делать».

Она отказалась. Тогда я предложил такой вариант — беру тест, открываю при ней, а рядом будет лежать телефон на громкой связи, и мой адвокат все услышит. Я комментировал каждое движение — как вскрываю пачку тестов и так далее.

Опускаю этот тест в мочу. Результат положительный. Спрашиваю: «Екатерина, положительно?». Она говорит: «Да, положительно, но это, наверное, остаточное, я две недели назад употребила, потом не употребляла».

До рождения Игоря она вообще мне говорила, что не может иметь детей. Я не хотел в это верить. Понимал, что сила чувств поможет все это перебороть. У нас получилось. Я воспринял это как чудо. Тем более, когда сказали, что будет сын. Экспертиза показала, что она принимала наркотики во время беременности. Еще один человек мне рассказывал, что приносил в роддом спиртные напитки.

Что она творила после родов? Дожидалась, пока я усну, брала ребенка и уезжала с ним в какой-то загородный отель. Я приезжал через два дня, искал через знакомых, где она может быть. Находил и забирал. Ребенок лежал на покрывале на кровати. Еще когда она лежала в клинике, я понял, что ребенка надо обезопасить, оградить от этого. Для этого я подал документы на то, чтобы у ребенка было место проживания со мной.

Кровь из носа? Говорит, давление повысилось. Огромные зрачки? «У меня они с детства такие». Взял волос с расчески. Отдал на экспертизу. Через три дня мне сказали, что большая концентрация наркотиков.

Я при крестном сказал: «Екатерина, ты принимаешь наркотики». Поставил условие — либо ты лечишься, либо мы расстаемся. Ребенок с мамой наркоманкой — это ненормально. Она согласилась лечиться. Потом стала орать, психовать, пыталась выпрыгнуть из машины. Утром собрались, я ее отвез в клинику. Сделали анализы, провели обследование. Выяснилось, что зависимость многолетняя. Тогда мне стало совсем плохо.

Я не понимал масштаба бедствия. Со временем Екатерина перешла на амбулаторное лечение. Доктора считали, что рано, но она со слезами на глазах в кабинете врача говорила, что не может без ребенка.

Только тогда ее перевели на амбулаторное лечение. Оно подразумевало, что каждое утро она должна приезжать в клинику и проводить лечение. Вскоре я улетел на сборы, но все контролировал.

Звонил врачу, он говорил, приезжает ли Екатерина. Первый день — приехала, второй день —приехала, на третий день Екатерины не было. Мне позвонила няня и сказала, что к Екатерине приехала подруга, и они несколько часов находятся наверху, на втором этаже. Через три дня Екатерина снова появилась на лечении. Анализ показал — положительно. Кокаин.

Начинались истерики. Екатерина впадала в припадочное состояние астмы. Задыхалась, падала. Я сначала пытался сделать все, что мог —прикладывал мокрое полотенце ко лбу, реально не знал, что делать. За несколько дней до того как я узнал, что она принимает наркотики, случился такой же припадок. Я никак не отреагировал. Она лежала на полу минут пять, потом встала и пошла.

Очень надеюсь, что все сомневающиеся после прочтения наконец-то сделают правильные выводы. Я не могу смотреть на то, как женщина, которая лжет и, в первую очередь, лжет в отношении самой себя, пытается убедить людей в обратном. Я не могу мириться с той несправедливостью, которую с таким увлечением транслируют федеральные каналы.

Я — живой человек, и у меня была семья, которая оказалась фальшивкой, которая заставила меня усомниться в человеческой честности в принципе, ведь я готов был тратить любые деньги на здоровье любимого мною человека, но все это оказалось обесценено и не нужно.

Комментарии по поводу моей новой супруги, Миланы Тюльпановой, которые про нее и про меня пишут в интернете, я не читаю. Следую одному  принципу, который услышал довольно давно: счастливый человек никогда не станет обсуждать жизнь других людей, потому что у него на это нет времени.

Тюльпанова и Кержаков
Тюльпанова и Кержаков

А несчастным и завистливым ничего другого не остается как обсуждать жизнь других, более успешных, людей. Поэтому не обсуждаю других, мне все в моей жизни нравится, у меня все замечательно.

Да, в моей жизни бывают какие-то испытания, которые я прохожу. Их помогают мне пройти мои близкие и родные люди. Но я не смотрю и не равняюсь на кого-то, не завидую никому, это удел слабых и завистливых людей, которым нечего делать, и которые не могут похвастаться тем, что у них есть.

Впервые я увидел Милану в 2012 году, мы вместе летели в самолете, я был с родителями и дочкой, Милана — со своей семьей. Она тогда мне очень понравилась, но подходить я не стал, ситуация не располагала. Наши пути разошлись.

Познакомились мы летом 2014-го, я нашел ее номер телефона через своих знакомых и предложил ей встретиться. Надо сказать, Милана нисколько не изменилась с момента нашей встречи в самолете — такая же милая и симпатичная девушка.

Из того, что мне нравится в ней особенно, — это, как ни странно, рост: она совсем не высокая, и, когда я впервые ее увидел без каблуков, был обрадован этим фактом.

Учитывая опыт предыдущих лет, я достаточно четко понимал, кто мне нужен, но не знал, где с такой девушкой можно познакомиться, как себя вести. Однако в тот вечер у нас с Миланой состоялся невероятно искренний разговор, и я за несколько часов умудрился рассказать ей практически все о своей жизни.

Для меня самого это было крайне удивительно, ведь я достаточно закрытый человек. Мы проговорили около четырех часов. Последующие пару месяцев общались, скорее, как приятели — для меня это был новый формат отношений, мне никуда не хотелось спешить…

Знаете, в какой-то момент я уже практически перестал надеяться на то, что повстречаю достойную женщину, смирился с тем, что долгое время мне предстоит быть одному. Поэтому для меня было очень важно понять, что я чувствую к этому человеку и как она относится ко мне, а на это потребовалось время.

В Милане я нашел такого человека, который будет со мной идти по жизни. Думаю, что она всегда будет честным, отзывчивым, любящим и добрым человеком и будет сопровождать и поддерживать меня, принимать таким, каким я являюсь.

Начнем с того, что Милана — красивая молодая девушка. Счастлив, что я с ей познакомился, счастлив, что она отозвалась взаимностью ко мне, счастлив, что у нас создана семья, где все друг друга ценят, любят и уважают, помогают друг другу и отвечают взаимной поддержкой.

Сведьба Тюльпановой и Кержакова
Тюльпанова и Кержаков в ЗАГСе

Это самое главное в семье и еще раз повторюсь: не знаю, о чем говорят со стороны, я знаю, что у нас есть близкие люди, которые нас поддерживают. У каждого есть свои дела, свой круг общения, своя работа.

По вечерам встречаемся и обсуждаем прошедший день. Поддерживаем друг друга в том или ином начинании. У нас есть много совместных проектов, которые не касаются того, что мы семья и живем вместе.

Поэтому разговоры идут от зависти к тому, что есть такая молодая и красивая семья, в ней существуют такие теплые, нежные и любящие, доверительные и уважающие друг друга отношения.

Поделиться: